Воспоминания об отце Александре

Назад

С любовью о брате

Наши родители были богобоязненными и старались жить по-христиански. Когда в Бийске храмы все были закрыты, они приглашали батюшек к себе домой. В 1943 году открыли в Заречье Покровский храм, и они повенчались. Детей старались крестить вскоре после рождения, старших крестили дома. Мы жили на правом берегу и были прихожанами Успенского храма, который был открыт для богослужения в конце июля 1947 года. Отец — Пивоваров Иван Григорьевич — пел на клиросе, а мы дети — в хоре. Регент храма инокиня Мария Ивановна Ерохина заботилась о нашем музыкальном образовании, и мы поступили в музыкальную школу.

Батюшки у нас служили замечательные, на хоре нас окружали любовью красивые интеллигентные люди — все прекрасное в нашей жизни связано с храмом. Родители наши с большим почтением относились к духовенству, к этому же приучали и нас. Помню, как после обильного снегопада отец взял с собою Александра, и они пошли к батюшке почистить двор от снега. Когда набирали картофель для батюшки, папа говорил: «Картофелины берите только ровные и средние, не большие и не маленькие, чтобы матушке удобно было их держать и чистить».

Мама Анна Никифоровна отличалась необыкновенным гостеприимством. При всей нашей весьма скромной жизни у нас часто останавливались люди, приезжавшие из дальних деревень в храм на праздники. Мама всех кормила и устраивала на ночлег. У отца Александра есть друг детства Геннадий Кузнецов — архидиакон Новоспасского монастыря в Москве. Они вместе пели в церковном хоре в Бийске и вместе старались заботиться о регенте Марии Ивановне: почистить снег, наколоть дров и др. По окончании средней школы они оба поехали в Московскую Духовную семинарию. Геннадий поступил, а Александра не взяли, так как ему не было 18 лет. Когда бийские власти узнали, что молодые люди поступали в духовную семинарию, усилили атеистическо-воспитательную работу. Александр в Бийск не вернулся, а уехал на Украину в город Золотоношу. Там он в течение года был псаломщиком, а потом поступил в Одесскую Духовную семинарию.

В это время была особо изощренная борьба с церковью. Молодых людей по комсомольским и партийным путевкам посылали в семинарии, чтобы они там вели разлагающую работу, или потом, после рукоположения, публично отрекались от Бога. Девушек заставляли ходить в семинарские храмы, быть притворно благочестивыми, чтобы семинаристы на них женились. Потом, после венчания, они разводились с ними или сразу, или после рукоположения. Они знали, что священнослужитель второй раз жениться не может. Такими путями старались приносить вред Церкви и порочить духовенство.
Зная все это, брат Александр после окончания семинарии хотел принять монашество. Когда он приехал в Новосибирск к Управляющему епархией Епископу Донату, то тот благословил ему жениться.

Господь послал Александру замечательную супругу. Матушка Нина с юности пела в Архиерейском хоре Вознесенского собора в Новосибирске. Она тоже была старшей дочерью в своей семье и главной помощницей своей мамы. И отец Александр, и его матушка Нина Ивановна всегда чутко заботились о своих родителях и младших братьях и сестрах. После рукоположения отец Александр был направлен служить в Красноярск. В Бийске началась усиленная травля нашей семьи Пивоваровых, и отец Александр с матушкой Ниной взяли меня к себе жить. Папу Ивана Григорьевича посадили в тюрьму. Когда он вышел, семья переехала в Красноярск. Папа стал трудиться в том же храме, где служил батюшка. Когда собирались все вместе, любили петь церковные песнопения и духовные стихи: получался хороший хор.

Однажды батюшка с матушкой, когда поехали в отпуск, взяли с собой сестру Елену, чтобы она смогла побывать на святых местах. В 1965 году отца Александра перевели в Томск. Там с ними много лет жила младшая сестра матушки Нины Люба. Все младшие братья и сестры жили вокруг них, а батюшка с матушкой принимали участие не только в их образовании, духовном становлении, но и в устройстве их семейной жизни. Всегда с благодарностью вспоминаю Батюшку, что с его благословения я четыре года проработала ризной и пела в хоре Петропавловского собора Томска. Сердечно благодарю отца Александра и матушку Нину, и Приходской совет Петропавловского собора за нашу прекрасную свадьбу. Батюшка принял самое непосредственное участие и в хиротонии моего супруга отца Александра Реморова; крестил, а потом и венчал нашего сына диакона Иоанна.

Матушка Нина, как и отец Александр, всю свою жизнь посвятила Церкви. Примеру родителей следуют и их дети: протоиерей Владимир с матушкой Серафимой и Ангелина Александровна с Сергеем Борисовичем. Они также неустанно трудятся во славу Божию и воспитывают своих детей в любви к Храму и Богослужению. Я видела, как был счастлив мой брат, когда его внуки под руководством матушки Серафимы пели службу! Спаси их Господи.

Вспоминая всю свою жизнь, благодарю Господа, что Он сподобил меня жить в такой благочестивой семье, общаться с такими настоящими православными христианами, которые не только словом, а главное, всей своей жизнью свидетельствуют о Христе, о непреходящих ценностях Православия.

Батюшка отец Александр как истинный пастырь, всю жизнь служил Богу, Его Святой Церкви и народу Божию, являя нам собой пример истинного христианина. А для нас, его младших сестёр и брата, он всегда был ещё и как второй отец. Он по-отечески заботился о нас. Помню с раннего детства, как часто мы были на его попечении, и он никогда не тяготился нами — малышнёй. На большие работы: заготовка сена для коровы, заготовка грибов и другие с отцом всегда уезжали мама или брат. Когда папа брал с собой маму, нас не боялись оставлять с ним. Он варил, кормил нас, если мы запачкаемся — умывал и переодевал. Всегда придумывал интересные игры и сам играл снами.

В 2006 году, на Неделю святых Праотец, отец Александр собрал всех нас к себе. Он говорил: «В этот день Владыка Гедеон был именинник. Хочется послужить всем вместе». Служили: протоиереи Александр, Борис, Владимир Пивоваровы, протоиерей Александр и диакон Иоанн Реморовы. Остальные члены семьи пели. Батюшка сказал трогательную проповедь. После службы ко мне подходили несколько прихожан и с волнением спрашивали: «Что, батюшку от нас переводят? Он как будто прощается». Вечером, в нашей беседе, я ему сказала об этом. Отец Александр обнял меня и сказал: «Танюша, один Бог знает, где и сколько мы пробудем. Мне вот обещали, что я из тюрьмы живой не выйду. Отец Евтропий ведь не вышел. А я, по милости Божией, вот опять служу. А сколько и где — как Бог даст. Врачи сказали мне, что месяца три то я еще поживу. Но на все воля Божия». Да, Господь милостив. Он прожил не три месяца, а еще и Пасху с нами был. Я думаю, что он просил Господа, чтобы не быть никому в тягость в своей тяжелой болезни. И Господь не допустил его долгое время лежать прикованным к постели, а взял его к Себе при исполнении послушания своему священноначалию.

Будучи тяжело болен, он мог бы и не поехать на епархиальный совет, но он послушен был до конца.

Да упокоит Господь его душу в Своих небесных обителях!

Источник: «Отец Александр: воспоминания о митрофорном протоиерее Александре Ивановиче Пивоварове» / Гл. ред. — Карышев К.Л. — Новокузнецк: Сретение, 2008. — 248 с.

Назад