Воспоминания об отце Александре

Назад

Ему дано читать людские сердца

В юношеские годы мечтала о встрече с какой-нибудь знаменитостью, не подозревая, насколько в жизни близко и продолжительно придется, к счастью, работать с такой известной личностью, как отец Александр.

В 1993 году — это были годы моего активного вхождения в Церковь — в Михайло-Архангельском храме объявили, что приехал новый батюшка и ему нужно помочь разгрузить контейнер и перенести вещи в его квартиру.

Несколько человек (в том числе мы с приятельницей) проявили живой интерес и в назначенное время отправились помогать.

В тот день (он мне запомнился навсегда), увидев нового настоятеля Преображенского собора, почувствовала его необычность, поняла, что ему дано читать людские сердца, и с тех пор долгое время боялась его проникновенного взгляда. Захотелось быть ближе к нему, но смущалась при встречах с ним: проникал в мои мысли.

Каждая встреча, мне так помнится, была волнующей: сердце билось чаще, как перед экзаменом.

Батюшка обладал способностью давать работу каждому по его возможностям.

Как-то он завел разговор о том, что было бы хорошо заняться просветительской деятельностью, то есть доставлять православные газеты в учебные заведения, охватив при этом все школы г. Новокузнецка. Сразу не придала значения предложению отца Александра и не принимала никаких мер, пока он не повторил своей просьбы. Это звучало как пожелание. Мне казалось, что такое невозможно, потому и была озадачена. Необыкновенная форма благословения покорила меня, и в скором времени все сложилось, как в сказке с хорошим концом. В течение месяца студенты Православного училища посещали около 113 общеобразовательных школ, включая другие учебные заведения.

Так часто предвидение батюшки давало возможность каждому из нас поучаствовать в делах, важных по значению.

Отец Александр знал, кому и как помочь: деньгами, словами, делом. Благодушие его проявлялось также в способности пробудить и лучшее в любом из нас. В нем жила потребность спасать души. Он не осуждал в такие моменты, не унижал. Батюшка сокрушался! Возможно, кто-то не согласится с моим мнением, но мне он виделся таким.

Своим примером батюшка влиял на образ мыслей и чувств всех, находящихся радом с ним.

Очень тонко он чувствовал настроение человека. Так, в один из дней спланировали посетить руководителя крупного предприятия с целью попросить металл для сооружения стеллажей в библиотеке НПДУ.

Поприветствовав спонсора, я начала:

— Мы приехали…

— Да, да, узнать о Вашем здоровье — закончил батюшка.

А благотворитель разошелся не на шутку: беспорядок на территории храма, старая краска на ограде собора, плохо заасфальтированные дорожки и многое другое.

Родной батюшка соглашался со всем, о чем говорил благотворитель, потому что никогда не боялся быть униженным и оскорбленным.

Отец Александр, как никто, проявлял соучастие в жизни близких, всех, кто находился рядом.

Мне часто приходилось приглашать священников домой (это было за год до смерти батюшки), потому что мама тяжело болела. В тот период в соборе служили два-три священника, и отец Александр, несмотря на загруженность и болезнь, приезжал к маме сам.

Дела милосердия он совершал с легкостью. Однако все, кто знал его, понимали, какого труда стоило ему подняться с больными ногами на третий этаж, а это происходило часто.

— Вот приехал надоевший вам батюшка, — распевно начинал отец Александр.

Обнимая сидящую маму, ласково заставлял друг у друга просить прощение:

— Становись на колени и проси, и ты проси. Примиряя, вносил радость в сердца, снимал напряжение.

У меня вошло в привычку советоваться с отцом Александром по многим и многим вопросам личного характера. Не помню ни одного случая, чтобы батюшка выразил неудовольствие взглядом, голосом, когда обращалась с просьбой. В такие минуты его голос звучал особенно трогательно, по родному.

Мой младший сын доставлял много хлопот всем, кто с ним общался: одноклассникам, учителям, старшей дочери. От него уставали.

— Если заберешь из православной школы, все равно не уследишь, еще хуже станет. Оставь его, там православный дух.

Произошло, как говорил отец Александр. О сыне стали хорошо отзываться.

Старшая дочь (после двух лет работы в Плесково) решила вернуться в Новокузнецк. В православной гимназии всегда много работы. Трудовой день заканчивается и в 9 и в 10, а то и в первом часу ночи.

— Пусть потерпит, все уладится, а годика через два выйдет замуж там же.

Предсказание батюшки сбылось.

Он прозревал горизонты человеческой жизни. Да, отец Александр жил всегда для других. Заботился до изнеможения о живых людях и о тех, которые шагнули в вечность, призывая оставшихся на земле помнить об умерших:

— Давайте будем совершать добрые дела в память о тех, кто преставился…

В моей жизни, думаю, и в жизни многих других, отец Александр возник неожиданно, радостно и, к сожалению, исчез так же внезапно, непредвиденно, растворившись в один из печально-траурных дней.

Источник: «Отец Александр: воспоминания о митрофорном протоиерее Александре Ивановиче Пивоварове» / Гл. ред. — Карышев К.Л. — Новокузнецк: Сретение, 2008. — 248 с.

Назад